Помпеи — Исторический контекст

Город стоит на плато, образованном вулканической лавой, самые дальние границы которого протянулись между юго-восточной и юго-западной окраинами Помпей. Это плато площадью свыше 60 гектаров было завидной площадкой для города до того, как он был там заложен: оно где выше, где ниже, но господствовало над окружающей равниной и имело естественный уклон с севера на юг. В северном направлении располагалось пологое подножие Везувия с плодородной почвой, пригодной под виноградники, а о том, что это вулкан, тогда еще не было известно.
На юге плато возвышалось над рекой Сарно (Сирен), берущей начало на горе Торреноне — одном из последних отрогов Кампанских Апеннин — примерно в 20 км от города. Сначала река плавной излучиной уходила па север, обегала с южной стороны плато, на котором предстояло возникнуть городу, и затем неспешно несла свои воды в Неаполитанский залив. Сарно, сыгравшая важную роль в истории и экономическом процветании Помпей, пересекала обширную, плодородную долину и была судоходна почти на всем протяжении, позволяя доставлять грузы в города внутренних районов Кампании. Расположенное в центре плато господствовало над заливом, и оттуда удобно было наблюдать как за кораблями, огибавшими мыс Кампанелла (Сорренто) и направлявшимися на север, так и за теми, что шли в обратном направлении. Словом, то было идеальное место для постройки города.
Первые поселения в этом районе, датируемые еще бронзовым веком, располагались неподалеку, но ниже к югу на правом берегу Сарно в том месте, где ныне находится Сан-Аббондио (Помпеи). Существование того города прекратилось в конце второго тысячелетия до нашей эры после извержения, которое стало последним из известных нам проявлений активности Везувия перед катастрофой 79 г. н. э. В течение железного века (900-600 гг. до н. э.) крупные поселения сосредотачивались вдоль среднего течения Сарно в районе Стриано, Сан-Марцано и Сан-Валентино Торио. Эти города известны теперь главным образом своими некрополями, но предметы, извлеченные из некоторых тамошних захоронений, свидетельствуют о хорошо налаженных торговых связях с крупнейшими портами той эпохи, особенно с греческой колонией Питекуза (Искья). Упадок этих удаленных от моря городов в VI в. до н. э. совпал с повышением интереса к плато Помпей, которое с того времени становится местом постоянного поселения, тогда как прежде люди селились здесь лишь спорадически. Границы плато были обнесены стеной, возведенной из кусков не слишком прочной лавы, называвшейся «паппамонте», которая была обнаружена во время раскопок в нескольких местах вдоль останков более поздних фортификационных сооружений. Наличие укрепления показывает, что у поселившихся тут людей были далеко идущие планы городского обустройства.
Примерно на этот же период пришлась постройка двух примечательных зданий на двух наиболее выступающих террасах плато: храма Аполлона на западной стороне, в идеальной точке, чтобы быть хорошо видимым с моря, а также храма Геркулеса и Минервы на юго-западе, который возвышался над нижним течением реки.

На литографии 1850 г. показан вид на Помпеи с юго-востока; на переднем плане район Театров, на заднем — Везувий и Неаполитанский залив.

Третий центр культовых построек был не так давно обнаружен посреди буковой рощи в VI районе, но ни один его структурный элемент не сохранился. Археологические изыскания не смогли подтвердить справедливость теории, что именно на ограниченном пространстве, которое соответствует инсуле (кварталу, образованному четырьмя пересекающимися улицами) вокруг гражданского форума, располагалось самое древнее из поселений, поскольку там не было найдено никаких следов специфически городской застройки. Однако же мы не должны упускать из виду, что в этот период здания, которые в большинстве своем были деревянными, стали безжалостно сносить, чтобы очистить место для более современных сооружений.
Кому тогда принадлежал город? Долгое время считалось, что либо грекам, которые держали в своих руках побережье и всю морскую торговлю, либо этрускам, контролировавшим пути в глубь полуострова и закрепившими за собой такие города севернее реки Селе (долина Пестум), как Капуя, Нола и Понте-каньяно. Недавно была выдвинута третья, более интересная, версия о том, что жителями Помпей были авзоны — туземное население, которое благодаря контактам как с греками, так и с этрусками приобрело все необходимые познания для постройки постоянного поселения и подходящей базы для налаживания торговли между удаленными от моря районами Кампании и городами Средиземноморья. А в этом качестве город был грекам и этрускам полезен, и потому они позволяли ему мирно существовать. Другими словами, это был своего рода вольный порт, который располагал святилищами для всех, кто посещал его, и не нуждался в крепких стенах для обороны. И в самом деле — стена из блоков «паппамонте» едва ли могла считаться серьезным оборонительным укреплением. Если принять во внимание свойства самого материала, а также характеристики дошедших до нас остатков стены, то становится ясным: блоки нельзя было укладывать более чем в три слоя. А это означает, что максимально вал достигал всего лишь 1,2 м в высоту — слишком мало, чтобы выдержать вражескую атаку.
События, связанные с борьбой за господство над Кампанией между греками и этрусками (525 — 474 гг. до н. э.), вполне могли стать побудительным мотивом, для того чтобы помпейцы заменили непрочный вал из «паппамонте» полноценной городской стеной. Когда самая ранняя оборонительная система перестала удовлетворять требованиям эпохи противостояния народов друг другу, ее сменила другая. Новая стена состояла из уложенных двумя рядами кубов камня, взятого с берегов Сарно. Она проходила по тому же периметру, что и старая, и защищала ту же территорию. Ее построили уже по новой технологии с использованием материала, который позволял сделать ее куда более высокой и эффективной при отражении нападений. В силу разного рода причин считается, что появление новой оборонительной системы следует датировать первой четвертью V в. до н. э.
Окончательная победа греков над этрусками в морской битве при Кумах в 474 г. до н. э. ознаменовала начало постепенного упадка Помпей как центра торговли, о чем свидетельствовали все более бедные жертвоприношения в святилищах, расположенных внутри городской стены, и в храме Посейдона, находившегося вне границ города у самого устья Сарно. В конце V или в начале IV в. до н. э. самниты, населявшие Кампанские Апеннины, начали, вероятно, спускаться с гор в долины и обосновывались даже в прибрежных городах. Это произошло и в Помпеях, где оско-самнитские переселенцы, по всей видимости, полностью вытеснили прежнее население.
Предвидя неизбежные сражения между самнитами и римлянами за контроль над Кампанией, новые обитатели Помпей опять перестроили крепостную стену. В ход вновь пошел сарносский камень, но уложенный в один ряд с аггером позади стены и валом перед ней. Стена почти в точности повторяла линию предыдущей, которая пришла в негодность и была растащена для постройки новых жилищ. После поражения самнитов Помпеи попали под владычество Рима в качестве одного из его италийских союзников, что привело к воцарению продолжительного мира.
Нам не известно, какова была организация жизни города в то время. Однако мы вполне можем теоретизировать на эту тему, основываясь на последних данных археологических изысканий, проведенных в разных частях города и проливающих свет на вторую половину указанного периода. Именно в ту эпоху город приобрел тот вид, каким мы знаем его сегодня: на основных въездах в него были возведены городские ворота, а центр сформировался в его возвышенной западной части близ храма Аполлона, вокруг открытого пространства, которое, вероятно, было рыночной площадью, а позднее его занял Гражданский форум.
Восточная часть была разделена на сельскохозяйственные наделы, хотя со временем город пришел и сюда. Новый кризис, порожденный Второй Пунической войной и последовавшим вторжением в Южную Италию Ганнибала, вызвал еще одну реконструкцию стены, которая теперь состояла из двух рядов камня с аггером и валом. Помпеи, которые не пострадали от набегов Ганнибала, неизменно хранили верность союзу с Римом и охотно принимали беженцев из разоренных Ганнибалом городов, таких, как Капуя, Нуцерия и Пренесте. Представляется вероятным, что эти вновь прибывшие получили участки для строительства в восточной части города, которые заранее были распланированы на правильной формы инсулы, а также земельные наделы за пределами городских стен. К середине II в. до н. э. уже вся территория в пределах города была, возможно, занята домами, поделенными на регулярные кварталы.
Плодородная земля вне крепостных стен стала интенсивно использоваться, и вскоре покрылась не только крестьянскими хозяйствами, но и роскошными виллами, владельцев которых привлекал обзорный вид, открывавшийся отсюда на побережье. Благодаря римским завоеваниям для италийских городов возникли новые торговые рынки на Востоке, что принесло Помпеям еще больше прибыли, которая вкладывалась главным образом в обновление жилищ и городского хозяйства по архитектурным и декоративным образцам эллинистических городов.
Был построен Гражданский форум, а также возведены основные административные и культовые здания; весь район вокруг древнего храма Геркулеса и Минервы подвергся реконструкции с постройкой Треугольного форума. Большого театра и театра Четырех портиков. Улицам, ведшим к основным городским постройкам, придали монументальный вид великолепные фасады домов из серого туфа — нового материала, который отвечал требованиям городских зодчих и в тот период приобрел особую популярность. Дома украшались отделкой в первом помпейском стиле с имитацией под мрамор.

Эта роспись — характерный образчик «народной живописи» — запечатлили яростную битву между гражданами Помпеи и Нуцерии в помпейском Амфитеатре в59г. н. э.. о которой упоминает Тацит («Анналы». XIV. 17). Особое значение этой фрески в том, что справа на ней показана палестра, а над Амфитеатром виден веларий.

Продолжительный период процветания резко оборвался, когда италийские союзники, включая Помпеи, пошли на Рим войной, добиваясь для себя статуса римских граждан (89-80 гг. до н. э.). Город подготовился к войне, которая обещала быть долгой и тяжкой. Оборону укрепили добавлением 12 мощных башен, ставших частями городской стены. Диктатор Луций Корнелий Сулла победоносно завершил боевые действия, разгромив в нескольких сражениях мятежников, вождем которых был Луций Клуэнций. Сулла огнем и мечом прошелся по тем городам, которые были к нему особенно враждебны, включая Стабии. В Помпеи он прислал примерно две тысячи своих ветеранов, основав колонию, названную Колония Корнелия Венерия Помпейанорум. Ветераны вскоре взяли управление городом в свои руки, хотя продолжили начатую предыдущими поколениями политику эллинизации, построив храм Венеры, Одеон, Форумные термы и Амфитеатр. Только во второй половине I в. до н. э. стали назначать магистратов из старинных и знатных самнитских семейств. Предшествовавшая правлению Августа борьба за власть, по всей видимости, город не затронула. Последовавшие за этим годы стали временем процветания и экономического благоденствия. Постепенно городская стена утратила свою важность, и поверх нее были возведены другие сооружения.
В 62 г. н. э., подобно многим другим городам в окрестностях Везувия, Помпеи пострадали от сильнейшего землетрясения, и немалая их часть подверглась разрушению. Восстановительные работы начались сразу же, и многое удалось поднять из руин за очень короткое время — особенно это касалось частных домов.
Однако последовала новая серия подземных толчков (сейсмическая волна, которую принято относить примерно к 70 г. н. э.), которая поставила Помпеи на грань гибели, и некоторые граждане, в первую очередь наиболее состоятельные, уехали из города в более безопасные края.
Когда этот трудный период миновал, Помпеи постепенно вернулись к нормальной жизни. Император Веспасиан направил сюда из Рима одного из своих магистратов Сведия Клемента, чтобы он навел порядок в регистре городской собственности и покарал тех, кто незаконно захватил общественные здания. Помпеи превратились в огромную строительную площадку: ремесленники, строители, декораторы и инженеры трудились не покладая рук, чтобы восстановить жизненно важные городские коммуникации и сделать дома снова пригодными для жилья. Однако вновь обретенной динамике жизни в Помпеях не суждено было длиться долго. Ужасающее извержение Везувия 24 августа 79 г. н. э. погребло город под шестиметровым слоем вулканических выбросов, после чего город уже не возродился.

 

Изображение небольшого храма с четырьмя колоннами на берегу моря слева, а в центре — площадка, окаймленная портиком. На переднем плане различима фигура рыбака с удочкой. Мода на такие росписи была особенно распространена в правление Августа.

На фреске показан пирс со сдвоенными портиками в форме буквы «Т». Справа круглая башня, слева – башня прямоугольной формы. Позади колонны лес и какие-то постройки. На переднем плане — лодка с гребцами.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code