Падение крепости Тейшебаини

Долго горела Тейшебаиии — крепость древних урартов, не­сколько дней дымилось пепелище. Много людей погибло во вре­мя этого набега скифов. Одни сгорели, так и не успев выйти из зданий, охваченных огнем, другие пали в ожесточенных схватках, часть людей была уведена в плен. Но и не все скифы возвратились домой — многие из них сложили головы в бою, по­гибли в пламени пожара.

Прошли века. Высокие обгоревшие стены дворца, сложен­ные из кирпича-сырца, постепенно разрушались от дождя и хо­лода, жары и ветра и все больше обваливались. Песок и земля постепенно засыпали всю крепость, сравняв ее с поверхностью холма. И никто уже больше не знал, какая трагедия произошла там в одну из августовских ночей, более двух с половиной ты­сяч лет назад. Так и стоит высокий холм на берегу реки Ильда-руни (совр. Раздан) в окрестностях Еревана. Кармир-блур— «Красный холм» — называют его за красноватый оттенок — след древнего пожара.

Как же смогли так подробно описать падение крепости Тейшебаини, хотя с тех пор прошло более двадцати пяти веков? Но оказалось, что остались немые свидетели, которых только надо заставить говорить,— вещи и надписи, сохранившиеся от тех времен, когда произошли эти события. .Чаще всего такие памятники скрыты от человеческих глаз. Их надо выкапывать из земли, вынимать из-под обломков зданий и развалин крепо­стей. Это делают ученые — историки-археологи.

Не случайно начали раскопки на Кармир-блуре. В 1936 г. был найден обломок камня с клинописью. Надпись прочли, там было имя урартского царя Русы, сына Аргишти. Сделали проб­ные раскопки (разведочные), и оказалось, что красная почва — это. разрушившиеся обгоревшие кирпичи, которые с течением времени превратились в пыль и песок. Значит, здесь когда-то бы­ло здание, которое сгорело. И в 1939 г. под руководством ар­хеолога Б. Б. Пиотровского начались раскопки Кармир-блура, которые продолжаются до сих пор.

Познакомимся с теми памятниками, которые позволили нам описать гибель крепости Тейшебаини.

Название крепости узнали из надписи на кольце от дверного затвора. В ней говорилось: «Русы сына Аргишти крепость Тей­шебаини» (т. е. «Город Тейшебы» — главного бога урартов). О названии реки, протекавшей около крепости, узнали из другой надписи Русы: «По приказу бога я этот виноградник развел, поля с посевами, плодовые сады кругом развел, канал из ре­ки Ильдаруии я провел». И сейчас еще можно видеть следы этого канала.

О том, что на крепость совершили набег скифы, узнали по многочисленным наконечникам скифских стрел, найденным в кирпичных развалинах северо-западной стены. О том, что стре­лы принадлежали именно скифам, можно судить по форме нако­нечников, которые встречались только у этих племен. На пути от реки к крепости был расположен город. Поэтому скифы дол­жны были раньше занять его, а потом уже начать штурм кре­пости. О том, что в городе жили ремесленники и земледельцы, а возможно, и простые воины, можно судить по фундаменту не­больших зданий. Знать урартов и богатые рабовладельцы не жили в таких маленьких домах. Там даже не было больших кла­довых, в которых можно хранить запасы пищи. Значит, жители города все продовольствие получали из крепости, из казенных царских кладовых. Когда им давали мясо, они делили одну тушу быка между несколькими семьями: кости одного и того же жи-вотного найдены в различных домах. Кроме того, в домах на­шли утварь, различные инструменты. Скифы внезапно напали на город, жители его поспешно убежали, не успев забрать свое имущество.

У северо-западных ворот внутри крепости раскопали остатки временных хижин. Очевидно, там поселились беженцы из горо­да. Они думали, что толстые стены крепости будут служить им надежной защитой.

Вероятно, урарты ожидали, что скифы не ограничатся за­хватом города, а будут наступать и на крепость. Укрепили юж­ные ворота, главный вход. Но атака была неожиданной. Сторож мирно сидел, вырезая из рога статуэтку. Она осталась неокон­ченной… В одной из хижин даже остался пучок травы, приго­товленный около очага для разжигания огня.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

9 + 1 =