Home » ВЕЛИКИЕ ЛЮДИ » ВОИНЫ, ПОЛКОВОДЦЫ » Барон Врангель

Барон Врангель

За время Первой мировой войны имел возможность неоднократно по долгу беседовать с императором. Из записок Врангеля: «Мне много раз доводилось видеть Государя и говорить с Ним. На всех видевших Его вблизи, Государь производил впечатление чрезвычайной простоты и неизменного доброжелательства. Это впечатление являлось следствием отличительных чет Государя – прекрасного воспитания и чрезвычайного умения владеть собой. Ум у Государя был быстрым, Он схватывал мысль собеседника с полуслова, а память Его была совершено исключительна. Он отлично запоминал не только события, но и лица и карту. Как-то говоря о Карпатских боях, где я участвовал со своим полком, Государь вспомнил совершенно точно, в каких пунктах находилась моя дивизия. В тот или иной день. При этом бои эти происходили месяца за полтора до разговора моего с Государем. И участок занятый дивизией на общем фронте армии имел совершенно второстепенное значение.».

Вторую половину войны, Врангель, как и в Маньчжурии, проводит среди казаков, командуя первым Нерчинским полком Уссурийской Казачьей дивизии. Интересно, что в это время в его полку служат два отчаянных кавалерийских разведчика: подъесаул Георгий Михайлович Семёнов и барон Роман Фёдорович Унгерн фон Штенберг. Люди, которые в течении долгого времени будут возглавлять сопротивления красным на дальнем Востоке.

Восхождение Врангеля по служебной лестнице не было стремительным, но было абсолютно заслуженным. В январе 1917 года, одним из последних приказов Государя полковник Врангель был произведён за боевые отличия в генерал-майоры.

В отличие от Алексеева, Корнилова и Деникина февральскую революцию и установление власти Временного Правительства Врангель встретил так, как подобало честному русскому офицеру, то есть враждебно. Но его не значительный чин и должность оставили его вне политической игры высших чинов армии. В пределах возможного, он противодействовал созданию  выборных солдатских комитетов в подчинённых частях, и боролся за сохранение дисциплины. В летних боях во время Тернопольского прорыва германо-австрийцев, с 10 по 20 июля, прикрыл отход частей к линии реки Збруч. За что, по решению казаков и солдат корпуса, был награждён солдатским, так называемым «голосовым» Георгиевским крестом IV степени. После Корниловского мятежа в августе 1917 года, Керенский, ставший Верховным Главнокомандующим, пытался привлечь Врангеля для защиты Петрограда от большевиков. Но тот предпочёл подать в отставку.

В ноябре после большевистского вооружённого переворота в Петрограде, Врангель уехал к семье, в Крым. Где в феврале 1918 года, в Ялте был арестован революционными матросами Черноморского флота. И избежал расстрела, только благодаря заступничеству жены.

После оккупации Украины и Крыма немецкими войсками в поисках возможности принять участие в  борьбе с большевиками Врангель в мае 1918 года ездил в Киев, где встречался с гетманом Украины генералом Скоропадским, своим бывшим сослуживцем.

Скоропадский Павел Петрович (1873-1945 гг). Генерал-лейтенант Русской Армии. Сослуживец Врангеля по Финляндскому драгунскому и Лейб-Гвардии Конному полкам. К 1918 году Гетман Украины.

На предложение своего бывшего полкового командира стать начальником штаба Украинской Армии Врангель ответил отказом. Поскольку был убеждён, что Германия стремится расчленить Россию, и Украинская Армия будет инструментом дальнейшего разрушения Русского государства.

В августе 1918 года Врангель с семьёй прибыл в Екатинодар, занятого Добровольческой Армией генерала Деникина. Успешно командуя I Конной дивизией при освобождении от большевиков Северного Кавказа, был назначен командиром I Конного корпуса, и за боевые отличия был произведён в генерал-лейтенанты.

В ходе формирования вооружённых сил юга России в декабре 1918 года Главком Деникин назначает Врангеля командующим Добровольческой Армии. А в январе 1919 года командующим Кавказской Добровольческой Армии. Нормальные взаимоотношения между Врангелем и Деникиным не сложились с самого начала. Как и подобает дисциплинированному офицеру, Врангель неукоснительно выполнял боевые приказы командующего. Но при этом он открыто выражал несогласия с планами кампании, разработанные  в штабе.

Кстати, как показала история в стратегической дискуссии Врангеля и Деникина, безусловно прав был именно Врангель. Но справедливости ради следует сказать, что автором провальной стратегии был не Антон Иванович Деникин и его штаб, а лицемерные союзники по Антанте.

Перед Новороссийской катастрофой, в которую вылилась поспешная эвакуация белогвардейских частей с Северного Кавказа и Кубани в Крым, отношения расстроились окончательно. В январе 1920 года Деникин отстранил Врангеля от командования. После чего, он, сняв легендарную белую черкеску, выехал сначала в Крым, а оттуда в Константинополь.

2 апреля, в Феодосии монархически настроенные офицеры во главе с Александром Павловичем Кутеповым, добиваются отставки с поста Верховного Правителя и Главнокомандующего. 3 апреля в Севастополе Военный совет ВСЮР (вооружённые силы юга России) единогласно избирает Врангеля новым командующим. Одним из первых приказов Врангель берёт на себя ответственность военного диктатора. Пётр Николаевич решительно отмежёвывается от либеральных наслоений «алексеевщины» и «деникинщины». Ему было очевидно, что война разделила страну не на красных и белых, а на интернациональных квазинацистов и собственно русских людей. Где русским считается каждый пьющий из источника тысячелетней христианской русской культуры.

15 мая приказом Врангеля политически бесполые вооружённые силы Юга России получают наименования Русской Армии. Летом 1920 года из 49 российских губерний, только Таврическая губерния, как административно именовался Крым, одна она не знала голода. И была способна прокормить избыток населения, как беженцев, так и солдат врангелевкой армии. Оставался даже избыток хлеба на экспорт.

Между тем союзники приступили к ликвидации последнего осколка русской государственности. С одной стороны англичане открыто потребовали прекращение вооружённой борьбы с большевизмом. Предлагая свои услуги в качестве посредников. С другой стороны французы были готовы оказать финансовую и военно-техническую помощь, при условии оказания помощи полякам Пилсудского, увязшего в кровопролитных боях с советами в Украине и в Западной Белоруссии.

Это был единственный случай в истории Гражданской войны, когда крупная европейская держава официально признала Белую Гвардию преемницей Российского государства. Впрочем, русские финансы, размещённые во французских банках, так и остались недоступными.

Врангель был реалистом и прекрасно понимал, что осуществить проект под названием «Остров Крым» под носом у большевиков, невозможно. Слишком разительно будет отличатся цветущий русский остров от коммунистического концлагеря.

7 июня 1920 года 25 тысячная армия Врангеля вышла из Крыма и опрокинув красных погнала их к Днепру. В это время по прямому указанию Франции в составе войска-Польского, в дополнении к двум полевым армиям формировалась третья армия. Формировалась она из русских добровольцев. И по настоянию Врангеля армия эта должна действовать на правом фланге польских войск, двигаясь навстречу армии Врангеля.

Вначале поляки под Киевом едва не потерпели полного поражения от красных. Но оттолкнувшись от Варшавы, в дребезги разнесли армию бывшего поручика Тухачевского.  И тут же вероломно нарушивши союзнические обязательства, заключили перемирье с большевиками, оставив Врангеля и его армию наедине с будущими палачами. Врангель ещё пытался перехватить инициативу, высаживая десанты на Кубани и в низовьях Дона. Но не получивший поддержки, отступил в Крым.

В истории Гражданской войны предстояло вписать последнюю легенду. Создать миф о штурме Перекопа и обороне Крыма. Легенда, потому что никаких серьёзных фортификационных сооружений на Перекопе не было. Просто артиллерия была для красных полководцев слишком сложным инструментом. Им было проще вломиться в Крым по телам красноармейцев. Врангель был реалистом, и он знал, что имеющимися силами защитить Крым невозможно. Оборона Перекопа была хорошо продуманным планом эвакуации армии и гражданского населения.

С 13 по 16 ноября 1920 года из крымских портов Севастополь, Евпатория, Керчь, Феодосия и Ялта ушло 126 судов и военных кораблей, на борту которых, не считая судовых команд,  покинуло 145 тысяч 693 человека. 10 тысяч офицеров, 2000 солдат, 15000 казаков, 10000 юнкеров и 7000 госпитальных раненых. Остальные это тыловые служащие и гражданские лица.

Принимая командование, Врангель знал, что у него нет шансов на победу, но в последних боях, и в последних реформах он смыл с белого знамени невнятные лозунги директорий, «алексеевщины» и «деникинщины», оставляя будущим потомкам не легенду, но красивое, хотя и горькое сказание о последних русских, пытавшихся спасти гибнущее Отечество.

Страниц: 1 2


ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>