Антарктида-исчезнувшая цивилизация


Прибегнем к помощи Стефана Цвейга, дабы подготовить переход к повествованию о поразительных догадках Ливио Стеккини.

В своих книгах о великих мореплавателях, Магеллане и Америго, Стефан Цвейг говорит о раннем средневековье как о длительном периоде культурного застоя. То была эпоха, характерная общим упадком культуры в Европе, когда все было подчинено богословию и народы не только не двигались вперед, но в значительной степени забыли то, что знали. Наука как бы закостенела, значительно понизилась грамотность, и даже представители правящих кругов — короли, герцоги и т.п. — едва могли подписывать свое имя. Не издавались книги, кроме богословских. Церковь, как паук, охватила своим тлетворным влиянием все, все подавила, всем руководила. Церковь уверила людей, что скоро наступит конец света. Отсюда возникло и распространилось убеждение, что нет смысла чего-либо добиваться, нет нужды путешествовать, нет необходимости что-либо знать о других странах. Человек раннего средневековья, длившегося несколько столетий, ничего не хотел знать о мире, в котором он жил. Люди забыли даже то, что они когда-то знали. Какой-то тяжелый, гнетущий сон сковал западный мир. Это явление в европейской истории тем поразительней, что еще в далеком прошлом народы Европы уже знали таких просвещенных завоевателей, какими были римляне, подчинившие своему владычеству за 2000 лет до нашей эры Египет, Британию. Это оцепенение Европы происходило значительно позже того, как существовала и расцветала высокая культура античной Греции; после того, как Александр Македонский совершил свой поход в Индию; после того, как на Востоке процветала высокая культура, представители которой не сомневались в шарообразности Земли.

Эта экскурсия в прошлое нашей истории необходима. Она напоминает о периоде, когда многое было утеряно и забыто. Изучение поверхности нашей планеты началось задолго до Колумба, Васко да Гамы, Кортеса, Магеллана. Египтяне — за три тысячи лет до нашей эры! — обошли на кораблях вокруг Африки. Древние китайцы достигли острова Мадагаскар, Африки и даже, возможно, Испании.

В географической науке все же уцелели кое-какие следы бесценного опыта наших предков. Даже примитивные карты (вроде карт Пири Рейса и Оронция Финея) наводят на мысль, что им предшествовали другие географические документы, более точные.

В последние годы над разгадкой карт Пири Рейса и Оронция Финея много поработал итальянский ученый Ливио Стеккини. Он нашел доказательство для гипотезы американского ученого Хепгуда о том, что Египет некогда был геодезическим центром мира. Потом он расшифровал математические тексты с весьма точными астрономическими записями наблюдений, производившихся за 3000 лет до нашей эры. Оказывается, уже при первых династиях в Египте знали достаточно точно окружность и радиус Земли, умели вычислять размеры своей страны с точностью до 1 локтя и определять координаты главнейших городов мира. Понятно, что для этого нужно было располагать инструментами, позволяющими рассчитывать точную широту и долготу, уметь вычерчивать точные карты с густой координатной сеткой и т. д. И вполне возможно, что в глубокой древности, задолго до эпохи пирамид, существовал народ, передавший египтянам свои географические познания. Египтяне же передали их древним рабам, а после завоевания Египта их унаследовали турки, и в конце концов они дошли до Пири Рейса и Оронция Финея.

Загадки, поставленные самим существованием этих карт, несомненно, еще вызовут множество споров среди картографов, историков, археологов, антропологов. Открытия последних лет заставляют думать, что наши пращуры появились на Земле не менее 2 млн. лет назад. Если это так, то человек, отделенный от нас несколькими тысячелетиями, мог быть более умен и развит, чем мы до сих пор предполагали. Развивая эту мысль, закономерно предположить, что высокоорганизованная древняя цивилизация вполне могла развиться на Антарктиде. Но если она существовала, то куда же в конце концов исчезла?

1 комментариев для “Антарктида-исчезнувшая цивилизация

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code